Веллитон: «Весьма хотел играть в Великобритании»

cf27be46

Веллитон Веселый и воздержанный, спартаковский бразилец Веллитон храбро перенес полуторачасовую «осаду», впрочем определенные обсуждаемые темы едва ли давали ему наслаждение: говорилось не только лишь о его бомбардирских геройских поступках, но также и, к примеру, о травме вратаря «Динамо» Владимира Габулова.

Веллитон: "Весьма хотел играть в Великобритании"

Тем не менее Веллитон ни одного раза, как представилось, не предпринял попытку уйти от искреннего решения.

— В заключительные дни у вас были неприятности с задней поверхностью ноги. В настоящее время она не тревожит?

— Все прекрасно — готов на 100%.

— Неурядицы с состоянием здоровья стартовали у вас еще прошлым летом, при этом первая операция на паховых кольцах оказалась безуспешной. По чьей инициативе она была выполнена в Бразилии?

— Получив травму на сборах, просил старый тренерский штаб «Спартака» выпустить меня лечиться на отчизну. Добро дали, однако, пока, операция задачи не добилась. И спустя 3 месяца вновь понадобилось укладываться под ножик — в Германии. В настоящее время, слава всевышнему, все в порядке: готов предоставлять итог в любом поединке.

— Какие идеи приезжали, когда стало понятно: сезон-2008 для вас, на самом деле, утерян?

— Думаю, все люди должен хорошо представлять, на что способен в жизни. Мне вот удавалось: Бог дал установленный дар играть в футбол. Таким образом тогда о ужасном не помышлял, рук не спускал, думая лишь о том, чтобы побыстрее встать в строй и заняться излюбленным занятием. Это, поверьте, весьма солидная мотивация.

— До переезда в Россию солидные поражения проходили вас стороной?

— Да.

— В зимнюю пору вы, на первый взгляд, целиком возродились, практиковались без ограничений — и вдруг в январе обнаружилось, что нужно снова лететь на исследование в Германию.

— Если б тогда я повесил рот, в настоящее время на моем расчету не было бы шестнадцати наполненных мячей в первенстве. Глядел только вперед, полагался на самое лучшее и не сомневался: все будет неплохо.

— Так, фактически, и получилось — вы метнулись с места в карьер с начала года. Гарантирует текущий год стать самым лучшим в карьере?

— Был момент, когда мой прежний клуб «Гояс» тянулся 3-им в первенстве Бразилии, а я именно достаточно много заколачивал. И не перейди в «Общество», не ликвидирую, что стал бы одним из самых лучших бомбардиров главенства. Однако как произошло, так произошло. Любой форвард одной из основных задач полагает победу в пререкании бомбардиров. Однако есть намного более значительный момент — чемпионство моей команды.

— Как вы сами поясняете текущую большую действенность? Заключительной адаптацией в РФ, возникновением в «Спартаке» Алекса либо, вполне может быть, стечением факторов?

— Я бы сообщал о совокупности обстоятельств. К ним относятся и изменения в тренерском генштабе — после прихода Карпина мы стали поглубже осознавать футбол, начали думать на поле. И перемены в начальстве клуба, после которых к самому лучшему изменилось отношение к игрокам. И, конечно же, успешная адаптация. И, несомненно, доход Алекса, который, владея лидерскими свойствами, способен воспитать их иным — в любом случае тем, с кем сообщает на одном языке. А мы, разумеется, не можем не вслушиваться к человеку, который очень много выиграл и вызывается в сборную Бразилии. Это вместе позитивно сказалось на уме команды.

— Какой из шестнадцати голов стал самым незабываемым?

— и не заявишь, любой со своей точки зрения важен. Но в случае если настаиваете, предоставлю первый (в 3-м туре в ворота нальчикского «Спартака» — Прим. «СЭ»). Он, можно сообщить, дал импульс на весь год, добавил убежденности внутри себя.

— Бомбардиры изредка откровенничают на данную тему, однако все-таки какой уровень по результатам года сочтете разумным?

— Анализировать об этом и действительно ох как сложно. Когда близок к мировой задачи, такой как победа в первенстве, на собственных достоинствах лучше не сосредоточиваться. Просто пытаюсь быть предельно необходимым команде.

— В Нальчике вы сделали хет-трик, при этом 1 гол провели с пенальти и не ликвидировали, что будете проламывать их и далее. Отчего больше не подступали к 11-метровой планке?

— В случае если есть вероятность, почему не наполнить с пенальти? Обсуждал данный вопрос с компаньонами, и коли они доверят, может, в обозримых матчах вновь направлюсь к мячу.

— Как правило у систематически забивающих форвардов есть собственный образ торжества голов. Вы также как-нибудь осуществили зажигательный танец.

— Только 1 раз.

— Отчего до сегодняшнего дня не избрали какую-то фирменную «фишку»?

— хихикали на данную тему с Кариокой и Квинси и сделали вывод: до конца первенства необходимо в данном плане определиться. При этом взвесить обряд так, чтобы в нем могла принимать участие вся бригада.

— Кто для вас эталон наступающего?

— Роналдо. Особых разъяснений, полагаю, не требуется: Парадокс — парадокс и есть.

— Кого бы выделили из форвардов, выступающих в РФ?

— Представлю тех, кто ушел. Павлюченко мне более всего нравится из жителей России. А из жителей других стран, разумеется, Вагнер Лав, весьма ясно себя показавший в ЦСКА. И Жо. С двумя, как и в истории с Роналдо, объяснения лишние.

— С Павлюченко без проблем считали общий язык на поле?

— Никаких неприятностей не было.

— Основательно размышляли перед тем, как летом принять свежий долговременный договор со «Спартаком»?

— Еще заблаговременно рассматривая тематику с близкими, разъяснял им, что хочу показать себя в РФ, и, в случае если мне предложат продлить контракт, дам согласие. В общем случилось все как раз так, как мы обсудили в семье. Таким образом, когда «Общество» сделал предложение, был весьма счастлив и заявил «да».

— Как относитесь к показывающей все чаще и чаще информации о внимании к вам разных азиатских клубов?

— Я рад в «Спартаке», ощущаю себя тут, как дома. Однако, конечно же, как у любого футболиста, в будущем есть стремление играть в составе какого-либо европейского гранда. Не хочу останавливаться на достигнутом, рассчитываю всходить все выше и выше. В настоящее время меня все организует в «Спартаке», а что будет затем, взглянем.

— Как именуется клуб вашей грезы?

— Весьма хотел играть в Великобритании. Точную команду не представлю, однако как раз премьер-лига мне весьма нравится.

— Не смущает, что футболисты из Бразилии еще не так давно были необычными посетителями в великобритании?

— У меня имеется стремление играть там. И, полагаю, по игровым данным я подхожу как раз этому первенству.

— Вы больше 2-ух лет в РФ. В какой момент ощутили себя тут собственным?

— На 100% акклиматизировался после 2-й дела: мне были оказаны невозможная помощь, большая помощь, очень много интереса. Кроме того тогда ко мне прибыли ближайшие. И, самое важное, уложил в голову следующее: я должен достигать того, что хочу. Пока выходит, еще и вследствие этого могу с уверенностью сказать: я приспособился. И время от времени даже ощущаю себя русским.

— А у вас не появляется ощущения, что в «Спартаке» есть островок Бразилии? Администраторы рассказывают на португальском, данный язык ясен тренерам, болельщики ламбаду пляшут на трибунах.

— Это целиком зависит от работы, которую мы делаем совместно. В случае если я ее прекрасно выполняю, все блаженны. Кто-то перенимает что-нибудь у меня, что-нибудь — я у иных. Есть узкая связь между людьми. В настоящее время у нас сформировались отличные, жаркие отношения.

— Что более всего до сегодняшнего дня изумляет в РФ?

— Мороз. Однако даже к нему, похоже, привык. Я вот пришел в рубашке, а вы все в жарких кофточках сидите.

— В случае если рассуждать о русской кухне, есть блюдо, про которое полагаете: «Как это можно есть?!»

— Нет, ваша пища мне вполне подходит. Основное, чтобы не был недоедающим.

— Родолфу салом не угощал?

— Нет. К слову, у нас в Бразилии есть такое лакомство. И вообще дома огромное многообразие молочных изделий.

— Бразильцы-первопроходцы довольно часто сетовали на неимение установленного вида фасоли.

— Мы просто пристрастились, что на столе дома стоит тарелочка с ней. Вследствие этого, когда неизвестно куда ездим, а ее нет, весьма страдаем. Однако вчера в РФ все можно отыскать.

— Как дела с русским языком? Отчего до сегодняшнего дня не изучайте?

— А для чего? Так как есть же кому переводить.

— Довольно часто бразильские корреспонденты расспрашивают о РФ?

— Да, систематически названивают: и когда я тут, и когда еду отдыхать домой. Вопрошают о жизни, о том, как себя ощущаю в городе Москва, о голах, о лидерстве в команде.

— Довольно часто слышите от репортеров: «Для чего отправились в такую даль?»

— В настоящее время нет. Кроме того, когда поступило предложение из РФ, я понимал многих футболистов, которые ушли так далеко и значительного достигли. Вследствие этого всегда останавливаю такие вопросы.

— Чего более всего не хватает из бразильской жизни?

— В каком-то смысле воли, раскрепощенности. В родимом городке как привык: иду неизвестно куда, стало тепло, снял рубашку и остался в одних шортах. Пожелал — попировал по пляжу. Тут не хватает абсолютной раскованности в жизни.

— Это проходит из-за разницы менталитетов жителей России и бразильцев?

— Скорее всего из-за климата.

— Возникли в городе Москва возлюбленные места?

— В случае если дает возможность время, предпочитаю идти в Парк культуры. Там я именно могу быть более раскованным. Летом, в случае если тепло, можно снять рубашку. Ощущаю себя там немного в Бразилии.

— На улицах начали вас узнавать?

— Да, часто подходят за автографом. Пытаюсь никому не отказывать.

— пристрастились, что не все поля в РФ оптимальные?

— Тут есть и отличные газоны, и в том числе синтетические. К примеру, в Лужниках. А покрытие на арене «Амкара» не выносит критики — весьма твердое. После поединка ноги совершенно «наполнены», все тело болит.

— Очень многие бразильцы прибывали к нам с близкими. А вы?

— Я тут человек более свободный и могу быть 1. Иногда навестить меня прибывает сын, кроме того довольно часто разговариваю с Алексом и Кариокой — мы живем близко друг от дружки.

— Как отнеслись к тому, что во вчерашней встрече с «Амкаром» командирскую повязку поручили Алексу, впрочем вы пришли в «Общество» намного раньше?

— Даже не думал об этом. Алекс — более квалифицированный футболист, значительного достигший, а я на роль капитана не подхожу.

— Спартаковские бразильцы как-нибудь заметили обращение Алекса в сборную?

— Времени особенно не было, все как-нибудь оперативно получилось. Алекс был весьма рад, направляясь на отчизну. Рассчитываю, когда возвратится, пригласит нас всех на бразильский окорок — шуррашку.

— В команде опешили, когда на Алекса пришел призыв?

— Мы знали, что Дунга звал его, вследствие этого не могу представить весть обескураживающей. Скорее всего она стала подарком для самого Алекса — вы так как в курсе, сколько людей в Бразилии могут действовать на его позиции.

— Что заявили Алексу перед отъездом?

— Пожелал удачи.

— Поединок с боливийцами наблюдали?

— Только куски.

— Созванивались с Алексом после игры?

— Нет. Обсудим все после его возвращения в Столицу.

— А не просили компаньона доставить что-то с отчизны?

— Нет, однако, рассчитываю, майку, в которой он играл за сборную, Алекс продемонстрирует.

— Родолфу ставит себя на восьмое-девятое место среди бразильских заступников. А какую позицию вы дали бы Веллитону среди наступающих?

— (Посетитель сделал остановку и взялся думать.) Приблизительно девятнадцатую.

— Рады, что у сборной Аргентины, самого серьезного конкурента пентакампеонов, такие огромные неприятности в отборочном чемпионате?

— Весьма.

— Встречу РФ — Германия наблюдали?

— Да. В подобных играх это целиком зависит от погрешностей: кто их меньше разрешит, тот и выиграет. Ваша бригада, как досадно бы это не звучало, не воплотила очень много факторов и вследствие этого проиграла.

— Кто-то из жителей России должен бы рассчитывать на подключение в сборную Бразилии?

— У вас есть крепкие футболисты. Мне нравятся Павлюченко, Быстров, Аршавин. Однако приравнивать нужно по позициям. К примеру, на той, где играет Аршавин, у Бразилии присутствует Кака.

— Приходилось знать, что вы готовы взять отечественное гражданство и поиграть за нашу сборную…

— Это лишь дискуссии. Такой вид не исключен, однако я сейчас полагаю и о государственной команде Бразилии. Впрочем в КНР на чемпионат мира двигаться не намерен — только в случае если угожу в какую-то сборную.

— В случае если знали бы, чем превратится столкновение с Габуловым, — пошли бы в рубеж до конца?

— Футбол есть футбол — в нем бывают различные проблемы. Однако я никогда в жизни отказываюсь травмы ни себе, ни конкуренту. Был игровой момент, и весьма расстроился тому, что произошло. Еще больше сорвало то, что определенные полагали и, пожалуй, полагают как и раньше, что я отметил травму динамовцу со злобным замыслом. Поразила же позиция тех, кто осознает: в нашем деле неудача, как досадно бы это не звучало, может произойти с каждым. Это прежде всего одноклубники и основной инструктор Карпин. Они сообщали: «Не болей, мы все видели, знаем, что ты сделал это не специально».

— Не могли бы поведать, что помешало вам проведать Габулова в клинике, впрочем вы прибывали туда два раза?

— Я был готов к плохому формированию происшествий, однако все равно принял решение направиться к Габулову пожелать быстрейшего излечения. Пока, мои опаски оправдались: в больнице отыскались люди, которые стали говорить со мною весьма дерзко.

— По-португальски?

— Нет, разумеется. Однако брань и угрюмый тон осознаю на российском.

— Встреча с Габуловым все же числится в ваших проектах? К примеру, после завершения года?

— Почему нет? Можем увидеться в смирной ситуации и поговорить. По моему мнению, он обязан давать себе доклад, что я отметил ему травму не специально. Наконец, со мною также могла произойти беда — должен бы, положим, безуспешно свалиться, и что-то случилось бы с коленом.

— Вы ощущаете «особенное» отношение конкурентов к вам и Алексу?

— Ясно, что нам мешают довольно спортивно. Мы с Алексом это обсуждали. Знаем, что будут подталкивать в поясницу, прохлаждаться по ногам, однако как быть?

— Кто из игроков, выступающих в нашем главенстве, дает вам самые большие проблемы?

— Заявлю о команде в общем — более всего неприятностей в матчах с «Динамо».

— Где форвардам играть «болезненнее» — в РФ либо Бразилии?

— Наверное, у вас.

— В обозримое воскресенье железнодорожник Родолфу будет с вами колотиться по-бразильски либо по-российски?

— Он играет в отечественном первенстве, все в нем знает. Родолфу не только лишь мощный, но также и ловкий игрок.

— Но также и вы в поединке с «Сатурном» прибегли к лукавости, заработав пенальти.

— В футболе это в порядке вещей. Игрок работает, в зависимости от обстановки. Я проник в штрафную, конкурент устанавливал каркас — все-таки быстро проходит. При видеоповторе, вероятно, момент смотрится иначе.

— Арбитра в РФ сравнивая с Бразилией более нейтральны к злонамеренным правонарушителям?

— Непросто сообщить. На моей отчизне также иногда терпимо относятся к твердой игре.

— А где уровень судейства выше в общем?

— По моему мнению, все же в Бразилии.

— Взятки судьи в вашей стране берут?

— Очень много лет тому назад это было, в настоящее время твердо пресекается.

— 8 предостережений, принятых вами с начала первенства, — следствие решений на дерзость?

— Вижу в данном и позитивный момент: карты говорят, что рвусь не только лишь голы заколачивать, но также и колотиться за команду, прессинговать конкурента.

— Сталкивались в РФ в повседневной жизни и на поле с проявлениями расизма?

— В самом конце — вы, пожалуй, не позабыли историю в Самаре. Больше с таким не встречался.

— С Робсоном, который 12 лет тому назад приоткрыл для бразильцев «Общество», знакомы?

— Его имя узнал только тут.

— Определенные отечественные тренеры предрасположены думать, что больше 2-ух бразильцев в команде «шайка». Как относитесь к подобному мнению?

— В «Спартаке» с данным неприятностей нет — у нас группи отсутствуют. Мы не так давно разговаривали с Алексом на данную тему и сделали вывод: у нас не может быть никакого разлада на почве национальностей. Чтобы достигать итогов, всегда необходим целый коллектив — и мы хотим быть согласной командой. Наши бразильцы ко всем прекрасно относятся, получая то же самое в ответ.

— Бывает, что выбираетесь куда-либо всей командой?

— Да, довольно часто намереваемся вне поля — ходим в бары, время от времени, в случае если дают возможность, в клубы. Бывает, на рыбную ловлю выезжаем.

— С удочкой на краю будете сидеть и после ухода самого завзятого рыболова Быстрова?

— Да, это дело не кинем.

— Каких объемов был ваш крупнейший приз?

— Так я только смотрю за ходом — в Бразилии промышлять не приходилось.

— С кем кроме Алекса, Кариоки и Ибсона поладили наиболее недалеко?

— У меня со всеми отличные отношения. Наверное, немного намного чаще разговариваю с Саенко, Сабитовым и Рыжеватым (Рыжковым. — Прим. «СЭ» ).

— Отчего к бразильцам, где бы они ни играли, часто приклеивается ярлык «неустойчивые»?

— Про иных не заявлю, а со мною подобных неприятностей как бы не было — я всегда всем доволен.

— Алекс, проведя в «Спартаке» первые два месяца, увидел, что на отчизне ему не было необходимо настолько много практиковаться. А вы что заявите?

— Алекс, возможно, имел в виду то, что в Бразилии куда намного чаще проходят формальные матчи, а занятий, как следствие, меньше — еще так как возрождаться нужно поспевать. Тут в данном плане полегче: есть еженедельный курс. Когда проводишь одну игру за 7 суток, меньше устаешь. А тренируешься и действительно больше. Мне такой ритм по нраву.

— В июне вы на легальных причинах преждевременно ушли на отчизну, а Рафаэл Кариока сделал то же самое без разрешения. Вы провели с ним консультативную деятельность?

— Нужно принимать во внимание, что он еще юн — я когда-то чувствовал похожие неприятности. Каждому человеку серьезно, в особенности изначально, вдалеке от близких и товарищей, с которыми был рядом с детства. Вследствие этого, беседуя с Кариокой, мы рассматривали всю неприятность обстановки.

— Отчего ему пока не хватает устойчивости?

— Это лучше известно нашему тренеру и самому Кариоке. Для меня он остается аналогичным, каким понимал его по представлениям в Бразилии.

— У вас на отчизне является, что у граждан Рио-де-Жанейро, которых, фактически, и называют кариоками, специальный ум. В чем он выражается?

— Есть различия в манере действия, фигуре общения. В Рио народ более секущий, что ли, с хитрецой — как тут столичные жители.

— Следующий поединок «Общество» выполнит против «Локомотива». У вас есть специальный счет к данной команде: два раза с ней встречались и оба раза проигрывали, не забив ни единого нага?

— Последнее событие здесь не так важно. Основное, чтобы мы пропустили меньше погрешностей и одолели.

— А есть какой-нибудь специальный шарм в том, чтобы наполнить как раз бразильскому голкиперу?

— Мы с Гильерме часто острим на данный счет. Все дело в том, что, когда он играл за «Атлетику Паранаэнсе», загнал ему в 2007 году, наверное, самый необыкновенный гол в собственной карьере. Наша контратака стартовала короткой передачей, за которой метнулся от центра поля. Гильерме выскочил далеко из ворот, старался поиграть ногами вне штрафной, однако сделал это безуспешно, мимоходом свалив меня с ног. Проехался по земле кувырком, за этот период времени назад смог прийти заступник, однако я умудрился оперативно вспрыгнуть, обставить конкурента и отправить мячик в пустейшие ворота. Вследствие этого, когда в настоящее время разговариваем с вратарем «Локомотива», прошу его «помочь» мне еще разок. На что он отвечает: дескать, давай лучше напротив, чего тебе стоит два раза промазать.

— Довольно часто с бразильцами из «Локо» обсуждаете заочные встречи?

— Не особенно. Шуточки шуточками, однако основное, чтобы в игре не произошло неких чудачеств либо конфузов.

— В 2007 году «Общество» и «Поезд» одновременно водили деятельность по приглашению вас и Одемвингие. Отчего в конечном итоге предпочли Тарасовку Баковке?

— Переговоры шли в Бразилии, и я на самом деле в какой-нибудь момент был близок к проходу в «Локо». Однако затем поступило предложение «Спартака», и вице-президент «Гояса» остановился на этом виде. Полагаю, потому, что он был дешевле для моего прежнего клуба.

— Что заявите о форвардах вашего обозримого конкурента — Сычеве и том же Одемвингие?

— Прекрасные игроки. Могут и заколачивать, и с мячом работать, высокоскоростные. Одемвингие играет большую роль в сборной Нигерии. Для меня это солидный довод.

— Их время от времени сводят из ведущей линии на фланги полузащиты. Когда вы в «Спартаке» также с таким сталкивались, дискомфорт чувствовали?

— Нет, для меня это не беда. Когда перебрался в Столицу, в команде еще был Павлюченко. Конечно же, тренерам было необходимо это принимать во внимание.

— Вам более удобно играть в атаке одному либо в сочетании с иным форвардом?

— Особенно не думал. В «Гоясе» играл в незначительный оттяжке, в «Спартаке» действую на лезвие. И ощущаю себя вполне удобно.

— Где больше хитрых занятий — в «Спартаке» либо в «Гоясе»?

— Приблизительно одинаково. В Бразилии мы также занимались доктриной довольно активно: наблюдали видео, разбирали конкурентов.

— С Валерием Карпиным на каком языке знаетесь?

— На примеси испанского и российского. Вполне осознаем друг дружку без переводчика.

— На какой чрезвычайный ход готовы, в случае если «Общество» в 2016 году выиграет чемпионство?

— Это что-нибудь из серии пройтись нагим по улице в 10-градусный холод? Не понимаю, однако что-то сделаю, пожалуй. Предварительно нужно покорить титул.

«Спорт-Экспресс»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *