20-я юбилей падения Берлинской стенки

cf27be46

Берлинская стенка На днях подчеркивается 20-я юбилей падения Берлинской стенки — знаменательного мероприятия, за которым следовала вереница «бархатных революций» в Европе и соединение Германии.

СМИ пишут о главный функции М. Горбачева, о твердом противодействии Маргарет Тэтчер, и о стандартах, остальных у восточных германцев по отношению к соседям из прежней ФРГ.

Демократическими сменами 1989 года Западная Европа должна «вдохновляющей революции», которая была инициирована М. Горбачевым и вошла в историю под наименованием «перестройка», сообщает на страницах The Financial Times прежний английский посол в городе Москва Родрик Брейтуэйт. В начале июня 1989 года чешская «Совместность» достигла победы на отборах, чем спровоцировала перемещение за изменения по всей Западной Европе, но «образец был подан» мартовскими отборами в СССР, выделяет создатель.

Горбачева довольно часто осуждают — как на Востоке (за то, что не сделал более твердых действий), так и в РФ, где очень многие полагают его «изменником, развалившим знаменитую державу». Но, в случае если РФ удастся наконец «одолеть собственные фобии», историки грядущего предоставят Горбачеву более благоприятную оценку, уверен Брейтуэйт: «Если б не он, снижение коммунизма в Европе могло бы очутиться намного более кровоточащим и долгим занятием».

За падением Берлинской стенки на повестку дня встал вопрос о союзе 2-ух Германий, сообщает Даниель Верне в Le Monde. Он получил интервью у М. Горбачева.

Прежнего русского главы переполняют несовместимые ощущения, подчеркивает корреспондент: гордыня за то, что он был зачинателем реформ, всколыхнувших Европу, и раскаяние насчет разрушения СССР. Он до сегодняшнего дня убежден, что можно было объединить 2 перечившие друг дружке задачи: обновление суверенитета людей и сбережение СССР.

В начале июня 1989 года директор СССР посетил с формальным визитом ГДР, и они с канцлером Гельмутом Раскалываем пришли к мнению, что соединение Германий должно случиться, однако не в кратковременной возможности. Скорее всего, полагали Горбачев и Коль, данная неприятность должна решиться в 21 столетии. Вице-президент Франции Франсуа Миттеран, с собственной стороны, играл за определенную конфедерацию, опирающуюся на 2 столпа: Европейское общество на Востоке и реформированную в итоге перестройки Западную Европу.

«Любой из нас со своей точки зрения старался предвидеть ход истории. Однако все мы совершали ошибки, — подчеркивает Горбачев: — история подорвалась». 9 декабря пала Берлинская стенка, пошел неуправляемый процесс. тогда следовало начать сооружение совместного европейского дома, сообщает Горбачев, но в Восточной Европе и в Соединенных Штатах разъясняли случающиеся мероприятия как крушение коммунизма и поражение РФ в прохладной битве. Аналогичная ложная позиция привела к несоблюдению открывшегося процесса, думает он, и понадобилось очень много времени, чтобы выходить из создавшегося беспорядка. Однако 1989 год уложил базы для всех следующих происшествий, выделяет Горбачев.

Франция опубликовала скрытые архивы, которые относятся к моменту падения Берлинской стенки: они говорят, что Маргарет Тэтчер была «одержимым» и «твердым» лидером, выступавшим против соединения Германии, сообщает английская The Times.

Секретные записи, сделанные французскими дипломатами в Лондоне, обнаруживают опаски леди Тэтчер насчет соединения Германии и проливают свет на ее предложение соединить силы с Россией, чтобы сопротивляться опасности.

«Коль способен на все», — приводит старый посол Франции в Англии слова Тэтчер, оглашенные в процессе обеда с французскими предпринимателями 13 мая 1990 года. «Он стал иным человеком, он больше не знает себя, посчитал себя владельцем и начинает действовать в подобном духе. Нужно лицезреть, как он ведет себя с Горбачевым», — сообщила Тэтчер. «1990-е стартуют с эйфории, а рискуют окончиться катастрофой», — добавила она.

В связи с незабываемой датой германская газета Handelsblatt публикует источник «Стенка пала — оболочка осталась». Томас Ханке жалуется, что в сознании германцев соединение стало частью «памятной» культуры, не преобразовавшись при этом в совместную историю результата, и продолжают жить укрепившиеся скоро после соединения клише. К великой радости, мало кто желает поделиться снова, сообщает он, однако в каком-то смысле оболочка осталась.

В роли образца создатель приводит стандартные представления, что в западных территориях экономика располагается в плачевном пребывании, что с 1989 года граждане ФРГ ринулись на восток, а девушки на территории прежней ФРГ имеют меньше шансов осуществляться в специальности. Однако все не так совершенно точно: разница в уровне заработков между востоком и западом продвигается к колебаниям значения благополучия внутри «старых» территорий ГДР, профессиональные эксперты не спешат оставлять родимые места, и, по статистике, на территории прежней ФРГ девушки намного чаще считаются главными «добытчиками» в семье, чем на востоке страны (40 и 32% как следствие). В заключение Ханке советует восточным германцам по-новому посмотреть на соседей-соотечественников.

В публикации, размещенной в Der Tagesspiegel, Петер тон Бекер замирает на заключительных страницах жизни лидера Западной Германии Эриха Хонеккера. История болезни и гибели Хонеккера поразительным стилем совпала с провалом ФРГ.

Приметным это совпадение создатель статьи находит потому, что диктатура СЕПГ, как и русская технология, основывалась преимущественно на одном человека. Хонеккер, который в начале июня 1989 года предсказывал, что «стенка выстоит еще 50-100 лет», исчез из поля зрения общественности до октября 1989. «Во время накалявшейся социальной напряженности и потока жителей ФРГ, бегавших в посольства ГДР в Будапеште и Праге, мир задавался вопросом: отчего бездельничает воля, где Хонеккер?»

Как сообщает создатель публикации, когда до него дошли некоторые слухи, что у Хонеккера рак, еще не ведая о скором падении стенки, он подумал: «Больная технология с безнадежным на гибель лидером значит конец ФРГ».

Накануне торжественных событий итальянский журналист поговорил с бундес-канцлером Ангелой Меркель: она созналась, что в момент падения Берлинской стенки была в сауне, сообщает Corriere della Sera. Гражданка ФРГ, Восток Ангела видела только по телеприемнику, и он ей не импонировал. «Я довольно часто глядела восточные детективы, и отчасти соображение о Востоке сложилось на базе этих кинофильмов», — сообщила она, добавив, что удобнее ощущала себя в Будапеште либо Москве.

9 декабря 1989 года все поменялось, и через 20 лет данная женщина — лидер основной страны Европы. В обозримый четверг она будет брать на себя в Берлине глав стран и правительств половины мира, напоминает корреспондент.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *